12 сентября
День первый
Журналистика: профессия или призвание?
Ответ на этот вопрос пытались найти совместно с посетителями лектория декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова, директор высшей школы журналистики и коммуникаций СПбГУ Анатолий Пую и председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев. В дискуссии были затронуты темы блогерства, профессиональной ответственности и фейк-ньюс.
Основные тезисы:
Профессия журналиста требует признания и желания создавать что-либо. Творчество происходить ради людей и аудитории, и вся деятельность человека зависит от того, как он понял своё социальное служение.
Люди должны быть готовы к социальному служению, и для этого журналистика должна развиваться, как профессия. Именно молодёжь соответствует этому: она активна, у неё есть интерес к новому.
Если есть желание идти в профессию журналиста, то должно быть и понимание сложности: где-то она может быть вредной для здоровья из-за постоянных стрессов, которые необходимо преодолевать, чтобы материал был достоверным и вышел вовремя. Так учат на факультете. Когда всё получается, когда приходит удовлетворение от проделанного, когда видишь свои труды на страницах газеты, слышишь его на радио или смотришь свой репортаж с экрана.
Что важно уметь журналисту?
1
Учиться у лучших!
Именно поэтому существуют университеты. База любого журналиста — образование.
2
Работать с потоками информации!
Читать много текстов людей, которые писали давно, и тех, кто делает это сейчас.
3
Иметь харизму!
Владеть русским языком, обладать стрессоустойчивостью и хорошим здоровьем
4
Быть честным!
И уметь привлекать людей.
5
Не прогибаться!
Знать свои права и быть многозадачным.
6
Брать качеством!
Быть насмотренным и мыслить нетривиально.
7
Быть человеком!
Гибким и внимательным.
Мы взяли комментарии у всех трех спикеров дискуссии, расспросили их о фейк-ньюс, важности физической подготовки и гуманитарного образования у журналиста, конкуренции и насмотренности.
Леонид Петричук/Ирина Васильева/Кристина Мирзоян/Ника Алексеева
Елена Леонидовна Вартанова
Сммщик – это журналист?
На самом деле SMM родился, как форма пиара социальных медиа. Конечно, SMM всё чаще и чаще мы рассматриваем как цифровой пиар, но поскольку пиар сегодня настолько важен и для социально значимых проектов, то часть такого пиара превращается или интегрирует, гибридизируя черты журналистики. Поэтому мы говорим, что это гибридная сфера деятельности, в которой вы можете найти элементы и журналистики, и пиара.
Сможет ли журналистика в современном мире существовать без SMM?
Журналистика уже не сможет. SMM – продвижение журналистов тоже и журналистского продукта. Поэтому SMM в журналистике есть тот самый социальное цифровой пиар, о чем мы и говорили.
В какие профессии идут выпускники журфака сегодня? Как отличаются эти профессии от тех, которые были десять лет назад?
Эти профессии отличаются от тех, которые были десять лет назад, именно в той степени, в какой сегодняшние медиа отличаются от медиа десятилетней давности. Всё меньше идут в телевидение, всё больше идут на сайты газет и в цифровую среду, что значит – журналистика текстов не умерла. Но всё больше идут и в социальные медиа, а вы понимаете, что социальные медиа – гибрид традиционных и новых медиа, но все равно идут по-прежнему туда, где можно писать и создавать хорошие тексты
Является ли замалчивание фактов фейком? Как можно искоренить эту проблему?
Я вас, наверное, разочарую, так как фейк не является единственной технологией манипуляции. Их в журналистике очень много. От замалчивания фактов, которое, конечно, не фейк, но это некорректное формирование повестки дня до извращения информации, что ближе фейку. Мы знаем такие приемы, как манипулирование статистикой, манипулирование сознанием эмоционально окрашенной лексикой. Конечно, это все не подпадает под категорию фейков, однако точно под категорию извращения информации. Кстати, одна из самых известных разоблачающих недостоверную журналистику книг - "Манипуляторы сознанием" - была написана американским социологом и ученым Гербертом Шиллером. В ней он рассматривает широкий спектр тех приемов, которые существовали в американской журналистике для того, чтобы управлять общественным мнением.
Как широко распространена эта проблема в нашей стране?
Мне кажется, что широко. Хотя здесь у нас тоже много противоречивых потоков. Например, в 90-е годы в журналистику пришло очень много людей без образования, и для них понятие журналистской этики просто чуждо. Поэтому многие вещи, которые делают желтые издания, массовая пресса — следствие прихода непрофессионалов. Часть людей сознательно ее извращают. Есть случаи, когда мы видим в региональной прессе невозможность говорить правду или писать серьезные аналитические материалы в силу экономического положения региона. Наша журналистика, конечно, в сложном положении, но мне кажется, что сейчас происходит поколенческий слом. Однако приходит новое поколение, которые обладает хорошими навыками использования цифровых технологий и знаниями. Вот у этих людей будет будущее, но важно, чтобы их поддерживала аудитория.
Есть ли такая проблема, что прошлое поколение или вернее даже советское поколение задавливает молодое, перспективное, свободное поколение, которое, будем говорить честно, имеет совсем другое журналистское образование?
Знаете, где-то это может быть и есть. Это еще зависит от корпоративной культуры. Есть устоявшиеся организации, в которых сила традиций очень велика. Мы не обсудили на лекции одну важную тему — редакционный стандарт. Он сформулирован старым поколением, но распространяется на новое.
Как Вы оцениваете важность физической подготовки для журналиста?
Я считаю, это принципиальная вещь. Мы все говорим о стрессоустойчивости, о здоровье, которое нужно журналисту, ведь задания могут быть очень непростые, поэтому если вы не родились атлетом, а им, наверное, сложно родиться, вы должны им стать. Физическая подготовка это то, к чему должен стремиться журналист. К тому же, профессия очень стрессогенная и только физически выносливый человек, оптимистически смотрящий на мир, может в этой профессии преуспеть.
Анатолий Степанович Пую
Какими качествами должен будет обладать журналист в будущем?
Сегодня мы даже не представляем насколько изменится данная профессия через несколько лет. Я боюсь, что даже те студенты, которые пришли сегодня на первый курс, к концу учебы будут изучать такие дисциплины, о которых они и мы, может быть, не думаем сегодня. Идёт речь не о том, что это достаточно мощная компрессия времени. Речь идёт о тех технологических революциях, которые происходят сейчас в мире. И мы вместе с нашими студентами становимся не просто участниками процесса информационных революций. Наша задача заключается в том, чтобы подготовить молодого человека, чтобы он был востребован на медиарынке. А с другой стороны дать ему необходимые навыки, которые дадут возможность быть принятым на это медиарынке. И поэтому сегодня безусловно главная задача – максимально обратить внимание на своё образование. Это нужно на первом этапе получения образования. Например, на баклавариате. Нужно сделать всё возможное для того, чтобы стать универсальным журналистом. А уже совершенствуя, может быть, свои знания в магистратуре, специализироваться именно в той области, которая станет для него «изюминкой» журналистского взлёта.
Что нужно сделать человеку без гуманитарного образования, чтобы стать профессионалным журналистом?
Я сторонник того, чтобы журналистика преподавалась в высших учебных заведениях. Чтобы учебные заведения, которые готовят журналистов, прошли общественную аккредитацию, Союз журналистов или Союз журналистов регионов. Поэтому речь идет не о том, что в журналистику приходят те люди, у которых есть только гуманитарное образование. Нет. Есть научно-популярная журналистика, есть какие-то другие направления, о которых мы пишем. И туда могут прийти и экономисты, и юристы, и врачи, и биологи. Я говорю о том, что люди, приходящие в профессию, должны не только знать биологию, но быть знакомы и с теми тематическими нормами, с которые существуют у этой профессии. И для того, чтобы совершенствоваться в профессии надо осваивать навыки, которые недостаточно только для человека «я умею писать». Можно получить дополнительное образование, можно участвовать в тех программах, которые готовят или повышают квалификацию.
Насколько люди без гуманитарного образования могут составить конкуренцию с образованием?
Конкуренция неизбежна и должна быть. И вообще, люди, которые приходят из других областей. Например, о биологии лучше не напишет человек, который закончил бакалавриат гуманитарного образования. Об этом лучше напишет всё-таки биолог, получая те навыки, которые необходимы журналисту в том или ином издании. В любой профессии нужно знать, как это делать. Как это делать профессионально, чтобы людям было не только интересно, но и полезно. Я не против того, чтобы приходили люди из других образовательных программ. Нужно просто знать, как это делать.
Владимир Геннадьевич Соловьев
Какие качества необходимы журналисту для работы?
Знать, как писали до вас суперпрофессионалы. В каждой ситуации нужно сравнивать то, как вы бы написали об определенной теме и как, например, написал бы об этом Гиляровский или Щекочихин. Конечно же, огромное значение имеет доскональное изучение вопроса, о котором собираешься рассказывать. К интервью, как и, в принципе, к написанию любого текста необходимо тщательно готовиться. Что еще? Корреспондент должен быть в нужное время в нужном месте. Дальше же все зависит только от вас и вашего профессионального таланта.
С какими сложностями сталкивались лично вы, работая в телевидении?
Сложностей было много. На протяжении 30 лет моей работы важной задачей было всегда вовремя успеть сделать материал, при этом получить в итоге, конечно же, качественный и продуманный продукт. Дополнительным препятствием тогда еще служило отсутствие интернета, это сейчас можно постоянно видеть и понимать, что происходит вокруг, и это безусловно, очень сильно помогает журналистам.
Проблема сохранения доверия к журналистике в цифровую эпоху
Владимир Познер, Ксения Чудинова и Ксения Собчак обсудили последние тенденции в журналистике, поговорили о проблеме потери доверия аудитории и о других проблемах российской журналистики – передаем вам главные цитаты.
Дарья Слягина

Владимир Познер
«В России сложно быть журналистом, этому есть много причин, но особенно можно выделить две из них. Во-первых, в российских вузах пытаются научить быть журналистом, а научить этому нельзя также, как нельзя научить человека быть писателем, но можно научить его писать. Журналистика требует жизненного опыта и эрудиции, чего не даёт ни один вуз. Во-вторых, государство часто вмешивается, ставит задачи, определяет, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Журналист не может говорить «нет, я не буду про это говорить», потому что тогда это не журналист. Журналист должен делиться с людьми всем, что он знает».
Ксения Чудинова
«Информации стало так много, что в ней сложно ориентироваться. Появилось очень много мусора, он есть даже в известных авторитетных СМИ. Поэтому проблема доверия встаёт достаточно остро».
Ксения Собчак
«Мы живём в такое время, когда доверие аудитории минимальное. На государственных каналах есть цензура, есть "черные списки" людей, которых нельзя пригласить. И тут появляется маятник. Из-за того, что на государственных каналах идёт пропаганда, она начинается и со стороны оппозиции. В наше время вопрос доверия стоит очень остро. Люди будут прислушиваться только к тому, кому они доверяют, и никакие доводы и факты, которые будет приводить другая сторона, не смогут их переубедить. Это видно из последних событий. Мы живём во времена фейков, дипфейков, технологий, поэтому ещё важнее стал вопрос доверия и профессионализма»
Прямой разговор с министром науки и высшего образования Валерием Фальковым
Министр науки и высшего образования Валерий Фальков рассказал, с чем связан рост востребованности высшего образования, о тенденциях будущего и о важности живого общения между преподавателями и студентами.
Дарья Слягина
«Всё, что можно перенести в дистанционный формат, в ближайшем будущем будет в него переведено, — рассказал Валерий Николаевич, — но это не заменит нам живое общение. Оно очень важно».
Также министр поделился своим отношением к социальным сетям: «Я за социальные сети, потому что это тоже общение. Но важно не уходить полностью в цифровую среду. Человек не может социализироваться без живого общения».
В рамках прямого разговора Валерий Николаевич высказал своё мнение насчёт новой тенденции — развлекательных форматов обучения: « Образование — это труд, преодоление. Игровые форматы — это очень хорошо, но нельзя превращать образование в развлечение. Образование — это всегда тяжёлый труд, и не важно, какая у вас специальность».
В рамках прямого разговора состоялось и обсуждение важности высшего образование на сегодняшний день: «Высшее образование важно, потому что так вы сможете получать хорошую зарплату. Но только мотивированный человек, который любит трудиться, сможет получить хорошее образование. Образование само по себе ценность. Важно знать историю мира, историю нашей страны, потому что так вы сможете предугадывать будущее. Человек, который много учится, дольше живёт. Он по-другому видит мир, он не идёт в потёмках, он знает чего хочет».
Также Валерий Николаевич поделился своими мыслями о том, что должно лежать в основе современного высшего образования: «Даже если вы обучаетесь IT, важно не забывать про искусство и гуманитарные науки. Нужно давать возможность студенту изучать те предметы, которые ему интересны. Хорошо, что сейчас появилось очень много профессий "на стыке", они дают возможность студентам сочетать любимые предметы, даже если это мода и робототехника. Это требование времени. Но, к сожалению, у нас всё ещё зачастую студент не субъект, а объект образования, если вы понимаете, о чем я».
От Босса-молокососа до Илона Маска
В развитии, досуге и образовании детей сейчас мультфильмы играют огромную роль. Любимые герои сопровождают новое поколение повсюду и подают им пример. В рамках лектория «Телевидение» директор телеканала «СТС kids» Лев Макаров, маркетинг-директор канала Надежда Кряжева и програмный директор Елена Суханова рассказали об особенностях работы с детской аудитории, о целях проекта «СТС kids» и о влиянии индустрии телевидения на развитие поколения.
Анастасия Шитова/Кристина Мирзоян/Дарья Сорокина
«СТС kids», российский телеканал для детей, запущен в 2018 году и нацелен создать собственный отечественный контент как для самых маленьких, так и для школьников.
Как говорят сами представители, канал существует для детей, с которыми занимаются. Люди, стоящие за «СТС kids», стремятся создать продукт, который станет важной частью развития детей в России и за рубежом.
Познавательные мультфильмы и передачи созданы таким образом, чтобы ребенку можно было учиться и развиваться, делая это непринужденно и весело. Также «СТС kids» направляет свое внимание на то, чтобы с раннего возраста знакомить детей с качественной музыкой, помогать им проявлять себя в этой области, и тем самым как-то повлиять на то, что слушает молодое поколение.
«Когда видишь, как маленький ребенок с счастливой, самой искренней улыбкой сидит и радостно говорит о мультфильмах «СТС kids», понимаешь, что делаешь все не зря»

Надежда Кряжева
Многие взрослые считают мультфильмы дополнительной зависимостью и проблемой и пытаются всячески огородить от них ребенка. Маленькая редакция спросила специалистов, как показать родителям, что это всё-таки важная часть развития, и детские каналы нужно включать в систему образования и воспитания детей:
Мы работаем как-раз над тем, чтобы то, что в родительском мнении несколько не очень хорошо, обернуть на пользу. Мы объясняем, чем мультфильмы полезны, зачем они нужны ребенку. Именно поэтому еще важной частью работы канала является взаимодействие с родителями: материалы на сайте, семинары, мастер-классы. Важно понимать, что в каждом мультсериале возникают ситуации, знакомые детям. Безусловно, многие мультики построены именно на школьных историях. Они показывают ребенку как себя вести, когда приходишь в первый раз в класс, как знакомиться, подружиться с другими. Все это очень важно для детей в том возрасте, когда они как раз и смотрят детские телеканалы.
Лев Макаров
Попробуй никогда не дать ребенку попробовать картошку из «McDonald's». В один прекрасный день, когда он вырастет и вырвется из строжайшего контроля, он, возможно, съест сразу четыре пачки», - говорит Елена Суханова, - Также работает с мультфильмами и гаджетами. Конечно, есть проблема, когда все это используется зря и во вред. То, над чем мы работаем, –сделать мультики полезными, и эта тенденция сейчас просматривается во всем мире. Edutaiment, то есть совокупность education и entertainment, – одно из ярких и развивающихся направлений на рынке создания медиа продуктов.
Елена Суханова
Ключевая особенность работы с детской аудиторией – ответственность. Проект должен быть отличного качества, поэтому работники канала создают не только развлекательный контент для детей, но и мероприятия для родителей. Ведь именно от решения родителей зависит популярность и востребованность телеканала. Официальный сайт "СТС kids" активно работает и развивается, на нем уже можно найти полезные семинары, материалы и мастер-классы от психологов и экспертов в сфере образования, в открытом доступе находятся и рецензии на программы телеканала. По поводу каждого проекта работники "СТС kids" консультируются с психологическим факультетом МГУ. Сейчас канал существует не только в online, но и в offline формате: проводятся мероприятия, конкурсы и коллаборации. Сегодня можно познакомиться с любимыми героями мультиков в реальности.
"СТС kids" – канал для младших школьников, поэтому учеба – важный сегмент всего контента телеканала. Основная цель – с помощью игр и шуток обучать детей. Если преподносить информацию доступным для детей языком, то обучение станет приятным и незаметным. "Развлечеба" – анимированная учебная программа, подготовки к школе – успешный пример "полезных" мультиков для детей. Сейчас отснято уже около 2050 эпизодов, в которых разбираются такие темы, как таблица умножения или безударные гласные. Кроме того в программу уже входят дополнительные знания. Например, простым языком, без занудных слов и терминов в "Развлечебе" описывается строение и способ работы ядерного реактора.
Образ ведущего программы был особенно важным. Он не должен был напоминать детям школьного учителя, а наоборот ассоциироваться с другом и милым котиком.
Еще одна важная часть образовательного контента – изучение языков. Например, телеканал проводит "Французские недели", на которых дети учатся азам языка, а еще во время просмотра можно менять звуковые дорожки и смотреть любимые мультики на иностранном языке.
По мнению Леонида Макарова, музыкальный вкус детей сильно испорчен, поэтому на программе "СТС kids" в качестве перебивок используется музыка Чайковского в обработке. Цель канала – преподносить музыку, за которую не стыдно.
Для развития креатива в детях телеканал организовывает конкурсы. Одним из таких конкурсов можно считать "Хит-парад". Это подборка музыкальных роликов созданных детьми. Музыка так, как ее чувствуют и понимают младшие школьники. Еще один проект – конкурс стартапов. Дети присылают креативные заявки и борются за лучший стартап. Приз 100 000 на реализацию мечты. В рамках конкурса телеканал взял интервью у Мэй Маск – мамы того самого Иллона Маска, человека о котором знает каждый, от первоклассника, до исследователей космоса. Со всеми материалами можно познакомиться на сайте телеканала.
Почему вы выбрали музыку Чайковского для перебивок на канале СТС kids?
Музыка Чайковского – это классическая история, где главные герои – дети. Это и есть причина, почему мы начали с "Щелкунчика". А сейчас мы как раз ищем форму для программ, где можно было бы рассказывать о других великих музыкальных произведениях. Причем к ним относят не только то, что называют классикой: Моцарт, Бах, Чайковский, но великие произведения Beatles, Queen. Нашим детям гораздо сложнее живется, чем жилось нам. Тот объем, тот массив информации, который появился до их рождения вдвое или втрое превышает тот, что был до нашего рождения. Познать все вообще невозможно, но мы хотим быть проводником, чтобы детям можно было, опираясь на нашу редакторскую работу, понять, что же было классного сделано до того, как они появились на свет. Мы надеемся, что они подрастут и будут делать великие, классные вещи в творчестве, в искусстве, в любых других отраслях. Например, стартапы, которые они нам присылают.
В начале рассказа вы упомянули маркировки. Для чего они нужны на детском канале?
В принципе, вся маркировка сделана только для родителей. Также как детям невозможно узнать все, что произошло до того, как они появились на свет, также и родителям невозможно узнать все, что производится, производилось или будет производиться медийного, информационного пока их дети растут. Соответственно все эти маркировки сделаны для родителей, для того, чтобы они могли понимать, что это такое, что сейчас начинается или продолжается.
Новый взгляд на проектирование и дизайн
В шатре "Архитектура и урбанистика" проходила лекция "Новый взгляд на проектирование и дизайн". Во время разговора была затронута важная тема трансформации мест. Современный торговый центр не просто здание, где есть магазины, а является точкой притяжения для людей. Например, в атриуме ТЦ может заниматься кружок робототехники. Дети собирают робота, а родители могут находиться на фудкорте. Также трансформация касается не только торговых площадей, но и других сфер. МР поговорила с Натальей Логутовой, заместителем руководителя Школы Дизайна при НИУ ВШЭ, и с Андреем Асадовым, архитектором, который основал собственное архитектурное бюро.

Леонид Петричук
Наталья и студенты Школы Дизайна создали концепции библиотек в провинциальном городе Сатка. Местные власти решили не уходить в депрессию из-за небольших доходов, а начать развивать город.
С какими трудностями вы столкнулись?
Лаборатория дизайна нашей Школы занимается как коммерческими, так и некоммерческими заказами. Главная сложность при создании проектов — непроясенное техническое задание. Если мы создаем образовательное пространство, то важно думать о тех, кто будет в этом пространстве учиться, обживать, пользоваться и хорошо представлять, что им и как делать. Самый неблагоприятное в проекте, это когда есть внешний инвестор, который решает за тебя как сделать благо и при этом у него нет связей с теми, кто потом будет этим благом пользоваться. Когда удается установить контакт между сторонами, то тогда особых сложностей нет.
Насколько эти концепции сложны в плане финансов?
Проекты разные и точную цифру я вам не смогу назвать. Могу лишь сказать, что бюджет складывается из части, которая проектирует эту концепцию и части, которая это реализует. Кстати, возвращаясь к вопросу о сложностях, некоторые проблемы появляются на стадии продакшна, когда то, что было придумано, согласовано и всех устраивает, в процессе реализации из-за финансовых сложностей, приходится переделывать. Например, искать более дешевую мебель. Для того, чтобы сохранить концепцию, нужен нормальный диалог.
Архитектурное бюро "Асадов" занимается самыми разными проектами, многие из которых уже реализуются. Например, новый аэропорт "Гагарин" в Саратове. Руководитель бюро Андрей Асадов также говорил с нами о трансформации школ.
Трансформация помещений это тренд будущего. Однако по России данное явление сталкивается с проблемами, например, непонимание. Сколько должно пройти времени, чтобы трансформация началась по всей стране?
Мне кажется, что события этого года только стимулировали и ускорили этот процесс. Также любое городское пространство должно уметь меняться, если оно хочет выжить. Очень важно закладывать эти вещи еще в начале проекта.
Как должна выглядеть современная школа и насколько сложно этот проект будет реализовать?
Школа очень важное пространство, которое играет огромную роль в воспитании детей. Как мне кажется, чем более свободное, гибкое и трансформируемое пространство, тем лучше будут учиться дети. В бюро мы сейчас ведем несколько проектов школ и в каждой из них будет своего рода атриума с небольшим амфитеатром, где ученики и учителя могут общаться, встречаться и многое другое.
В рамках Российской Креативной Недели прошёл паблик-ток с генеральным продюсером RTVI Сергеем Шнуровым и его советником по развитию в диджитал сфере Максимом Товкайло. На нём поднимались вопросы, связанные с состоянием современных СМИ, влиянием блогеров на медиа, как изменится RTVI с приходом Сергея Шнурова. После паблик-тока мы задали несколько вопросов Сергею Владимировичу.
Виктория Малушенко/Ирина Васильева
Фотография:
Максим Кардопольцев / RTVI
Как заинтересовать современную молодёжь узнавать что-то новое? В том числе узнавать что-то о политике, так как многие ей не интересуются.
И слава богу! Кому нужна эта политика в период пубертата. Я не знаю, я в этом возрасте вообще политикой не интересовался. Мне было неинтересно. Я и телевизор-то не смотрел. У меня шляпа дымилась, я носился по дворам.
Сергей Владимирович, во время дискуссии вы сказали, что RTVI будет рестораном изысканной кухни, но чтобы кухня была изысканной должны быть хорошие продукты. Информация должна быть достоверной. Как вы будете бороться с недостоверной информацией?
У нас есть очень большой специалист – Максим Товкайло. Он специалист по борьбе с фейк-ньюс. Я ему даже сделал заказ. Он делает сейчас большой проект, связанный с этим.
Каким вы видите идеального журналиста RTVI?
Не знаю. Спросите у Максима. Вот, на мой взгляд это идеальный журналист. Идеальный журналист должен быть весом девяносто и рост 187. Это идеальный журналист. Остальные, просьба, не обращаться. С другими показателями не надо.
Если бы у вас была возможность воспитать журналиста с нуля, то с чего бы вы начали?
Ни с чего бы. Журналистов воспитывать не нужно. Мне кажется, что это призвание.
После мы пообщались с Максимом Товкайло и узнали немного больше о готовящемся проекте.
Расскажите немного о проекте, о котором упоминалось на паблик-токе.
Сейчас с коллегой мы делаем сервис Fakecheck. Как он будет работать? К примеру, вы присылаете нам текст с Яндекс.Дзен и просите его проверить – фейк это или нет. Наши фактчекеры будут его проверять.
Как вы собираетесь монетизировать ваш проект?
Для этого проекта очень важна репутация. Одно дело, когда говорит какой-то человек и у него есть только оценочное суждение, другое дело, когда информцию проверяет команда профессиональных журналистов и фактчекеров. В какой-то степени это может помочь для защиты репутации крупного бизнеса и известных людей. Тот же самый Гугл, Фейсбук и Твиттер следят за достоверностью информации, маркируют её, в отличие от Яндекса и социальной сети ВКонтакте.
Телевидением одним сыт не будешь
Иван Шарый, заместитель управляющего директора РБК-ТВ, поговорил с гостями фестиваля о трансформации телевизионной журналистики и новых путях развития.
В лектории по индустрии «Новые медиа» представитель бизнес-телеканала РБК рассказал, о том, какие форматы продуктов появились в канале под влиянием современных реалий.
Кристина Мирзоян/Давид Дадианов
В последствии пандемии появилась еще более острая необходимость обращения тележурналистики к новым площадкам и инструментам. Одна из программ телеканала в формате интервью «ЧЭЗ» была воспроизведена в Инстаграме в виде прямых эфиров с гостями. По итогу получился гибридный формат медиапродукта.
Иван Шарый ответил на вопрос Маленькой редакции о том, изменилась ли аудитория телеканала, ее активность или возрастная категория после выхода на новую площадку.
«Я думаю, прошло еще достаточно мало времени, чтобы оценивать то, произошли ли какие-то изменения или нет, но я думаю, что таковых пока не будет и именно потому, что канал притягивает аудиторию в телевидение, а наоборот приходит к ней на ту платформу, где она существует. Закинуть удочку и приводить аудиторию в телеэфир - тупиковый вид развития. «ЧЭЗ next», наш новый формат - попытка реформировать телевидение, а не продлить ему жизнь»
В рамках лекции заместитель директора РБК-ТВ также отметил, что у аудитории есть запрос на новые медиа, отличные от новостей темы. Она хочет получать ответы на интересующие вопросы и узнавать о различных сферах. Телевидение, по мнению лектора, должно учитывать это и преподносить зрителям новые форматы.
Если в сети «Instagram» вы не соблюдаете каноны телевидения и не держите определенную планку, то не означает ли это некую деградацию тележурналистики?
Как-раз недавно мы обсуждали с коллегами вопрос измененного формата. Кто смотрит РБК, тот точно знает, что такое инвестиции, как покупать акции, кому их продавать и тд. Так вот, является ли деградацией то, что показываем азбуку для инвестора в телеэфире, становится ли это профанацией делового телевидения или имеет место быть? Здесь палка о двух концах. В случае с «ЧЭЗ next» в Инстаграм канал вступил на другую платформу, «другой монастырь», который функционирует со своими правилами. Здесь, если гость использует что-то, что было бы запрещено в телевидении, но при этом ему это помогает более откровенно говорить и он интересен аудитории, то, думаю, это имеет место быть. Конечно, никто это не поощряет, но и не бьет по рукам. «ЧЭЗ next» - это не телевидение, это гибрид, новый формат, и к нему, в любом случае, нельзя привязывать телевизионные нормативы.
В социальных медиа сейчас очень много информации и она свободная, аудитории нужно в ней разбираться. Важно ли официальным источникам выходить на эти площадки, чтобы давать обществу достоверную информацию?
Дело в том, что у современных классических средств информации меняется функционал. Когда что-то происходит, аудитория узнает это из социальных сетей, в первую очередь, где все появляется быстрее всего. Вопрос доверия существует, и пользователи часто получают недостоверную информацию. СМИ выступает в настоящий момент как агрегатор всех источников информации. Когда все начнут это сознавать, функция телевидения начнет по-другому преподноситься: она будет заключаться в том, чтобы собирать информацию из разных источников, перепроверять и дозированно давать разные точки зрения. Так доверие можно будет сохранить и даже преумножить.
Сегодня "Маленькая редакция" заглянула в павильон дизайна на лекцию Раушана Султанова "Потеря аутентичности в погоне за трендами. Эффект неожиданности в дизайне как способ выделиться." Арт-директор брендингового агентства Depot рассказал о том, как сохранить собственную индивидуальность и угодить заказчику и показал примеры таких проектов из портфолио брендингового агентства Depot.
Анастасия Шитова
По словам Раушана Султанова, мы живем во время упаковки всего. Часто под слоями шуршащей бумаги не видно самого продукта. Обложка не всегда отражает суть того, что находится внутри.
Красивая обложка, красивая картинка в интернете, красивый логотип - вокруг нас много всего красивого. Но в обилии похожих, одинаково эстетичных работ любой проект просто растворяется. К тому же вся эта digital красота – это все равно копия чужих картинок.
Открытием сегодняшнего дня стал для меня культ карго. Знаете что это? Нет? Давайте разбираться вместе с Раушаном Султановым.
Культ карго был особенно распространен во время и после Второй мировой войны. Во время Тихоокеанской кампании, на острова высаживались американские военные и привозили вместе с собой оружие, еду и одежду для обеспечения армии. Военная техника и предметы первой необходимости, казавшиеся военным обыденными и повседневными, стали для островитян предметами божественного происхождения. Люди считали, что Американские собратья имели тесную связь с предками и их особые дары - "карго". А сейчас боги послали и им свои дары за усердные молитвы. Островитяне пытались забрать предметы. Американские военные принимали это за агрессию и нападения.
После войны жители островов пытались самостоятельно воссоздать предметы, которые видели у военных. Они создавали точные копии самолетов, но без механизмов внутри, взлетные полосы, освещенные факелами, на которые никогда не приземлится самолет. Сейчас таких культов почти не осталось, но за словосочетанием "культ карго" закрепилось значение чего-то внешне схожего, но не глубокого. Такими поверхностными работами можно считать дизайны, созданные по референсам, считает Раушан Султанов. Настоящий дизайн должен решать проблемы клиента. Но при этом хороший дизайнер должен уметь не потерять собственное я в погоне за удовлетворением потребности клиента. Дизайнер без аутеинтичности, собственного я - плохой дизайнер.
Дизайн продукты созданные компанией depot смотрите на их сайте ( узнаете много знакомых упаковок): https://www.depotwpf.ru/portfolio/?service=7493&show_all=1&PAGEN_1=3

Как неподготовленному зрителю, например, подростку, отличить что-то искреннее, настоящее от ненастоящего, заточенного на массового потребителя?
Если мы говорим о дизайне, то нужно читать, почему это сделано именно так, почему такое дизайнерское решение. Насмотренность, она хороша, но нужно не просто картинки смотреть, а погружаться в проекты. Например, тебе понравилась вот эта картинка. Ты думаешь, почему она так сделана. Нужно узнать, разобраться в этом. В общем, копать, копать, копать, копать.
Творчество, которое вы называете "настоящим", "искренним", оно приносит больше денег или меньше, чем продукт нацеленный на «массовую» аудиторию?
Тут дело времени, мне кажется. Сразу естественно ничего никогда не выйдет. Но в какой-то момент ты просто поймешь, что идешь своим путем, и этот путь будет близок другим людям. Это как с музыкантами у людей, которые выделяются (не хочется говорить «андеграунд»), тоже есть концерты, большие, за ними идут. Тоже самое и с дизайном. У тебя должна быть своя этика, позиция, те вещи, которые ты не будешь делать ни при каких обстоятельствах. Но естественно, приходится набираться опыта: в студию ходить, в агентства. Хотя кто-то без этого обходится – у всех разный путь. Главное цели ставить себе не банальные.
У Вас есть возможность выбирать проекты? Например, что-то более творческое?
Клиент редко говорит: «сделайте, как вы любите». Естественно, мы выполняем какие-то практические задачи. Есть проблемы – их нужно решить. Много, много, много всего, разных условий, поэтому мы погружаемся в проблему заказчика, его видение и пытаемся это все через дизайн, через стратегию донести до потребителя. Мы являемся «мостиком» между производителем и потребителем.
Made on
Tilda